Преступность в годы Первой мировой войны. Президентская библиотека Республики Беларусь

Преступность в годы Первой мировой войны.

В 2014 году широко отмечается одна из самых скорбных годовщин в истории человечества – 100-летие со дня начала Первой мировой войны. На волне интереса к этому трагическому событию появилось огромное количество публикаций, посвященных истории боевых действий, героям и жертвам войны. Чрезвычайные условия войны ставят людей на грань между жизнью и смертью – неслучайно, рассказывая о ней, чаще всего вспоминают исключительные обстоятельства и поступки. Повседневная жизнь, особенно вне зоны боевых действий, обычно мало интересует военных историков. Сегодня же хотелось бы обратиться к такой своеобразной теме как преступность в годы Первой мировой войны.

Ценный материал о количестве и характере преступлений, а также о социальном облике правонарушителей в годы Первой мировой войны собрал известный специалист по правовой статистике, профессор права Московского университета М. Н. Гернет. В отделе старопечатных и редких изданий Президентской библиотеки Республики Беларусь можно познакомиться с его работами "Моральная статистика. Уголовная статистика и статистика самоубийств" и "Преступность и самоубийства во время войны и после нее" , опубликованными в 1920-е годы.

Несмотря на то, что в большинстве воюющих стран сбор статистической информации в годы войны был значительно затруднен, Михаил Гернет проанализировал уголовную статистику Англии, Германии, России и Франции. Наиболее полная и подробная информация была собрана в Англии, на территории которой не велось боевых действий. Гораздо труднее было работать со статистическими материалами Франции, значительная часть которой была занята неприятелем, а на остальной территории, помимо постоянного населения, находились войска союзников и беженцы. Автор справедливо сетует на далеко не полную информацию о количестве и составе преступлений в военные годы в Германии. Значительная часть материалов русской уголовной статистики и вовсе была утрачена в годы революции и гражданской войны.

Тем не менее, М.Н. Гернет обнаружил ряд тенденций, общих для всех исследованных им стран. Во-первых, особенно на начальном этапе войны, наблюдалось общее снижение количества преступлений. Особенно заметно сократилось количество тяжких преступлений, которые чаще совершаются мужчинами - убийств, телесных повреждений, изнасилований. В уменьшении мужской преступности во время войны нет ничего необычного, особенно если вспомнить, что призванные в войска составляли от 40 до 80 % от общего числа мужчин трудоспособного возраста. После демобилизации армий по окончании войны количество зарегистрированных преступлений этой группы снова достигло довоенного уровня, а в проигравших войну странах даже превысило его.

Статистика отметила благотворное влияние запрещения продажи спиртных напитков в начале войны в России, Франции и других странах. С уменьшением пьянства сократилось количество таких преступлений, как убийство и тяжелые телесные повреждения. Однако введение "сухого закона" привело к росту самогоноварения, контрабанде и спекуляции спиртным.
На фоне общего уменьшения количества убийств особенно неожиданно выглядят данные, свидетельствующие о резком увеличении числа женщин, осужденных за преступления против жизни. Так, и в России, и в Германии в 1916 году женщины составили более 33% осужденных за убийство. Конечно, это не означает, что, заменяя ушедших на фронт мужчин, женщины стали чаще участвовать в драках или занялись разбоем. Дело в том, что в начале ХХ века законодательство квалифицировало аборт как убийство, и именно по этой причине чаще всего привлекались к ответственности женщины. Например, в Германии за аборт, детоубийство, подкидывание ребенка (которое рассматривалось как оставление в опасности) было осуждено около 90% всех женщин, наказанных за преступления против жизни.

Напомним, что в начале ХХ века законодательство многих стран рассматривало лишение себя жизни как криминальное деяние, поэтому суициды также были предметом уголовной статистики. Война не могла не отразиться на частоте самоубийств. В предвоенные годы в Европе прокатилась настоящая эпидемия суицидов, когда люди кончали с собой по ничтожным причинам. Огромные потери в боях заставили задуматься о ценности жизни многих потенциальных самоубийц, и их количество, особенно среди мужчин, заметно сократилось. В то же время, автор отмечает, что учет самоубийств в войсках не велся, да и был практически невозможен, так как они были неотличимы от смерти в бою. Подтверждением этого, по его мнению, должно было служить относительно небольшое сокращение количества женских суицидов. Статистические данные не показали значительных изменений в способе самоубийств в связи с распространением огнестрельного оружия среди населения. Однако экономические проблемы, особенно ярко проявившиеся в конце войны, послужили толчком к новому увеличению количества самоубийств, эта тенденция сохранилась и в послевоенные годы.

Социальное неблагополучие стало причиной изменения структуры правонарушителей. Призыв в армию миллионов мужчин оставил без защиты, руководства и помощи их семьи. Экономические тяготы военного времени обрушились на плечи женщин; становились преступниками и многие оставшиеся без присмотра и поддержки дети. Если в первые годы войны наметилась тенденция к сокращению количества краж, то начиная с 1917 года их количество снова увеличилось, особенно за счет женщин и подростков, которых толкало на воровство безвыходное материальное положение. Голод и разруха, вызванные войной, увеличили количество преступлений даже в такой традиционно законопослушной категории населения как пожилые женщины (в возрасте от 60 лет и старше). Количество зафиксированных правонарушений в этой группе выросло более чем на 200%, правда доля пожилых среди всех осужденных женщин увеличилась лишь на 2%. Увеличение количества осужденных женщин и подростков привело к тому, что суды стали чаще назначать более легкие наказания в виде штрафа, или применять помилование.

В небольшой группе преступлений, участившихся во время войны, лидируют нарушения закона о службе в армии. Случаи неявки на призыв, редкие в мирные годы, исчислялись во время войны тысячами, причем пик пришелся на 1917 год, когда материальные и моральные ресурсы воюющих стран были близки к полному исчерпанию, а окончание боевых действий оставалось отдаленной перспективой.

Статистические данные некоторых стран свидетельствуют об увеличении количества случаев нарушения трудового законодательства со стороны нанимателей. Замена на производстве ушедших на фронт мужчин женщинами и подростками, необходимость срочного исполнения военных заказов часто провоцировала прием на работу детей моложе установленного возраста, незаконное увеличение продолжительности рабочего дня, отмену обязательных выходных. Однако, сравнивая соответствующие показатели Англии и Германии, автор сделал вывод, что регистрация нарушений в этой сфере сильно зависела от общей политики государства. Если английская статистика зафиксировала резкое увеличение количества нарушений трудового законодательства в годы войны, то в Германии в тех же условиях статистические показатели постоянно уменьшались, и составили в 1917 году менее 10% от довоенного уровня.

К сожалению, размеры статьи не позволяют подробно рассказать обо всех аспектах исследований М. Н. Гернета, посвященных изучению уголовной статистики в годы Первой мировой войны. Более детально познакомиться с его работами, а также другой литературой по этой теме можно в Президентской библиотеке Республики Беларусь.

Вероника Митракова,
сотрудник отдела старопечатных и редких изданий
Президентской библиотеки Республики Беларусь.
645