Советские крылатые гости в Японской Империи

Отношения между Советским Союзом и Японской Империей на протяжении 1930-40-х годов были весьма далеки от нормальных, как и в начале 20-го века. Между государствами неоднократно возникали вооруженные конфликты, основной причиной которых была недостаточно четко определенная граница и разница в идеологиях.

18 сентября 1931 года Япония оккупировала китайскую Манчжурию, в результате чего Советский Союз лишился права пользоваться Китайско-Восточной железной дорогой. 18 февраля 1932 года на территории Манчжурии японцы-оккупанты создали государство, известное как Маньчжоу-Го с марионеточным правительством во главе.

Уже в январе 1934 года японские войска атаковали Северный Китай и Монголию. Это еще сильнее усилило напряженность в этом регионе. В июне 1937 года Советский Союз занял два небольших острова на реке Амур. Япония, оккупировавшая противоположный берег реки, потребовала от СССР немедленно отвести войска на исходные позиции, однако это требование осталось невыполненным. Вскоре разразился вооруженный конфликт. Советский Союз был вынужден отойти под давлением японских войск, а оба островка перешли в руки Японии.

В июле 1938 года вспыхнули бои в районе озера Хасан. На холмах Чан Фу-Кен около советско-корейской границы Красная Армия воздвигла линию укреплений. Поскольку эта территория считалась спорной, японская императорская армия перешла в наступление и в районе озера Хасан разгорелась настоящая, пусть и маленькая, война. Со стороны СССР в конфликте участвовали 27 пехотных батальонов, поддержанных танками БТ-5 и артиллерией. В результате яростных боев японская армия понесла значительные потери и отступила на исходные позиции. Техническая слабость японской бронетехники стала главной проблемой в дальнейшем  для всей императорской армии. По утверждению советской стороны в конфликте Япония потеряла убитыми и раненными более 3000 человек.

Воюя в недалёком Китае в 1937-38 годах было захвачено несколько образцов советской авиатехники, среди которых были истребители И-16. Последним «Ишаком», попавшим в руки японцев перед началом боевых действий в Европе, стал истребитель И-16, на котором во время конфликта на реке Халхин-гол монгольский пилот перелетел в Маньчжурию. Трофейный самолет был доставлен в Татикаву на аэродром исследовательского центра авиации Императорской армии. Там И-16 был тщательно протестирован, а в 1940 году «Ишак» прошел сравнительные испытания с новейшим японским истребителем Nakajima Ki-43 Hayabusa.

В испытательном центре армейской авиации было положительно отмечено бронирование И-16, но с другой стороны критике подверглись летные характеристики, большие усилия, прикладываемые летчиком во время полета, неудовлетворительное положение центра тяжести и связанные с этим трудности в выпуске и уборке закрылков, а также сложная система уборки и выпуска шасси.

8 мае 1939 года племя монголов-кочевников пересекло с запада на восток реку Халхин-Гол, но приграничные посты Квантунской армии Японии заставили кочевников повернуть обратно. 11 мая начались боевые действия на узкой полосе степных пастбищ между рекой Халхин-Гол и населенным пунктом Номонхан. Успех снова сопутствовал Красной Армии и 16 сентября 1939 года СССР и Япония подписали перемирие. В дальнейшем Япония воздерживалась от серьезных приграничных провокаций и не поддержала Германию.

9 июня 1940 года обе стороны согласились прекратить столкновения на монгольско-манчжурской границе. 13 апреля 1941 года Сталин и японский министр иностранных дел Мацуока подписали Пакт о ненападении.

Весной 1942 года один из советских ЛаГГ-3 8-й серии совершил вынужденную посадку на территории государства Маньчжуо-Го в районе японского военного аэродрома Чиамуса. Плотный зенитный огонь вынудил перебежчика отлететь от аэродрома и совершить аварийную посадку с убранным шасси поодаль. Посадка была совершена на мягкую поверхность, и самолет за исключением пропеллера и радиатора не пострадал. Перебежчик во время посадки не получил никаких травм. Пилот ЛаГГ-а, так же как и сбежавший в 1939 году монгол на И-16, искал политического убежища. Самолет попал в руки японцев, и как было выяснено в дальнейшем, небоевой трофей был вооружен экспериментальной 23-мм пушкой ВЯ-23 (ЛаГГ-3 8-й серии) и нес стандартный камуфляж (верхние поверхности — темно-зеленый и оливковый, нижние поверхности — светло-синий).

Самолет был немедленно доставлен в ремонтные мастерские аэродрома Пинфан (Pinfan), куда из расположенной в Харбине крупной японской авиабазы вскоре прибыла большая группа экспертов. После осмотра «лагга» ее руководитель офицер Уяма (Uyama) заявил, что деревянная конструкция отличается очень хорошим качеством с удивительно гладкой поверхностью из бакелизированной фанеры. Силовая установка «лагга» – 12-цилиндровый рядный двигатель жидкостного охлаждения М-105П со всеми аксессуарами – был признан копией французского авиамотора Hispano-Suiza 12 Yrs. По мнению японских экспертов отличия заключались лишь в деталях, связанных с увеличением развиваемой мощности. Влияние французских образцов было обнаружено при осмотре винта и некоторых приборов.

Японскими экспертами была очень высоко оценена система обогрева кабины пилота выхлопными газами. Кроме того, японцев настолько поразили эффективные пневматические тормоза основных стоек шасси истребителя ЛаГГ-3, что они были рекомендованы для установки на японские самолеты.

27 сентября 1942 года, после того как японцы отремонтировали истребитель, советский самолет был подвергнут серии испытательных полетов. Руководил испытаниями майор Ямамото из Испытательного центра армейской авиации. Испытания проходили на базе Мутанчанг на оккупированной территории Манчжурии. На высоте 4270 метров летчику удалось разогнать машину до 518 км/ч. До высотной отметки в 8 км советский ЛаГГ-3 добрался за 19 минут и 12 секунд. Максимальная продолжительность полета истребителя составила 1 час 53 минуты при скорости 304 км/ч. В целом, японские летчики хвалили ЛаГГ-3 за его разгон и высокую скорость пикирования. Однако в плане маневренности советский самолет сравнили с «летающим кирпичом». С трофейного самолета были сняты нижние створки люка колесной ниши. После ремонта, винт остался неокрашенным, за исключением кончиков лопастей, которые были покрыты красной краской. Красные звезды на фюзеляже и крыльях новые хозяева самолета зарисовали своим государственным символом — «восходящим солнцем» (хиномару). Хиномару на фюзеляже имел белую окантовку, а знаки на крыле остались не обведенными. Красные звезды на хвостовом оперении просто закрасили.

В ноябре того же года во время перегонки «трофейного» истребителя на очередную базу, машину сильно занесло, и она получила серьезные повреждения. Восстанавливать свой единственный ЛаГГ-3 японцы не стали.

В годы Второй Мировой войны авиация Императорской армии захватила и изучила большое количество боевых и военно-транспортных самолетов британского и американского производства.

В 1958 году фотографии «лагга» были опубликованы в японском авиационном ежемесячнике «Koku-Fan». О фамилии предателя и его дальнейшей судьбе ничего сказано не было. Японским властям он был известен как Sotohe 700 (советский перебежчик №700).

Материал подготовил: младший научный сотрудник - Кузьмич В.М.

39